Дама с собачкой: 900 миль по Адриатике на Накре 5.0

Подготовка к походу

Подготовка к походу была долгой и дорогой. Был составлен подробнейший список вещей и обрудования, причем для этого потребовались месяцы. С каждой позицией надо было разобраться, что действительно нужно, а что даст только лишний вес.

Все имущество было взвешено, продумано распределение нагрузки для достижения правильной балансировки катамарана. Катамаран должен быть хорошо сбалансирован. При весе лодки всего 150 кг неправильное размещение упаковки весом всего лишь 4 кг уже нарушило бы равновесие и повысило риск опрокидывания. Тяжелые вещи, например якорь с цепью, закреплялись посередине, легкие можно было держать и на крыльях.

На любой крейсерской яхте, большой или маленькой, есть рубка, в которой можно жить когда яхта стоит у причала. Там есть камбуз, столик, есть где хранить вещи. Ничего этого у меня не было!

Это значит также — никакой защиты в ненастную погоду и никакой тени на солнце. А любимое солнце может быть очень жестоким…

Так как каюты нет, большинство вещей укладываются в водонепроницаемые мешки и на ходу вне досягаемости. Другие (например, батарейки), частично уложены в водонепроницаемые контейнеры, но и до них, когда я за румпелем, добраться обычно немыслимо.

Если, например, я устала и начинаю мерзнуть (что бывало даже при 20-25 градусов), нельзя просто встать и надеть куртку! Такое простое действие почти невозможно.

В мою подготовку вошли и долгие размышления над каждым конкретным вопросом. Например, как создать тень для собаки? Как защитить карты от воды? Как питаться? И т.д. и т.п.

Я прочла много книг по выживанию в природной среде, о плаваниях (но на нормальных лодках), «как помочь себе», «как лечиться». Изучала лоцию Адриатики и описания портов, метеорологию и другие важные вещи. Взять книги с собой я не могла, так что их содержание должно быть по крайней мере частично остаться в голове!

С помощью Google Earth я исследовала острова и побережья по маршруту в поисках бухт и возможных укрытий на случай непогоды. Многие из них были слишком малы, чтобы упоминаться в круизных руководствах, и я должна была сама заниматься этой трудоемкой работой. Слава Богу, эта работа не была напрасной.

И, конечно, на подготовку ушло много денег …

Подготовка лодки

Спортивные катамараны обычно строятся не для морских походов и кажутся слишком легкими и хрупкими для открытого моря. Следовало также учесть, что я собиралась идти в одиночку. Некому было бы помочь при восстановлении в случае опрокидывания лодки, да и просто откренивая и балансируя нагрузку на лодку.

Подготовкой лодки занималась вся моя семья, и сделенные нами собственными силами усовершенствования оказались очень полезны.

Крылья

Отец сварил из алюминиевых труб выносные площадки — «крылья», которые здорово помогали не только как место для багажа, но доказано, но и для управления лодкой. При моем весе всего 60 кг крылья позволяли откренивать эффективнее. Кроме того, можно было использовать балласт (мешки для воды) вместо веса второго человека.

Швартовка

Обычно на катамаранах есть буксирный конец, который крепится у степса мачты. Но для швартовки к пирсу или бую этого мало, нужны концы на всех «четырех углах». Я разработала полную систему швартовки. Например, при швартовке к бую концы идут на носы обоих корпусов, образуя треугольник, поэтому лодка стоит ровно и корпуса не могут биться о буй.

Кранцы

Кранцы нужны и в гавани, и когда надо подойти и пришвартоваться к другой лодке. На моем катамаране с крыльями при 3-метровой ширине да еще в одиночку это очень трудно. Моими кранцами хорошо служили просто куски теплоизоляции труб отопления, купленные на строительном рынке. На ходу они помещались под трамплином.

Кроме того, кранцы служили катками, позволяя иногда тянуть катамаран по пляжу, где воды было на щепотку.

Восстановление катамарана в случае опрокидывания

С моими тощими 60 кг я не могу сделать это в одиночку. Останется только ждать помощи и молиться, а это в такой ситуации, возможно, не лучшее решение проблемы… Поэтому под трамплином были смонтированы рюкзаки для приема воды. С помощью водяного рюкзака я могла увеличить свой вес примерно на 30 кг, и этого хватало, чтобы с помощью рычага поднять катамаран, во всяком случае в спокойных условиях. Это было, в конце концов, приятное чувство!

Boots-check: Gucken, dass am Mast noch alle Beschläge fest sind. Dafür künstlich gekentert

Тень

Kroatien: Insel Vis, entspannter Ruhetag!

Это очень досаждающая проблема. Ни солнечный тент, ни накидку на спортивном катамаране использовать не получится. И вот — ежедневно по 10 часов адриатического солнца, от которого не спрятаться. Больно, но что делать, через это приходится пройти, спастись нечем.

На дневке, если не хотите проснуться уже в 6 часов от жары в палатке, поможет солнечный тент. Мама сшила мне тент, который поднимался на весле и растягивался к крыльям, так что хотя бы выходной день я могла провести в тени… Конечно, тент можно было ставить и он мог помочь не на ходу, а только когда я стояла на якоре, у буя или в гавани.

Место для вещей

Такое место на моем катамаране равно нулю. Мы только сделали в задней части корпусов люки, в которые проходили бутылки с водой: в каждом отсеке с люком помещались четыре 1,5 л бутылки.

Навигация

У меня был ручной GPS, но в одиночку пользоваться им очень неудобно. На корпусах в носовой части были установлены два компаса, видеть компас я могла с любого места на катамаране.

Lotte immer im Schatten mit Sonnenschirmchen

Собакино гнездышко

О благополучии моей собаки, я, естественно, заботилась больше всего. У нее должно быть хорошее местечко (раз уж на катамарене не обеспечить комфорт для всех)…

На ходу она сидела в тени паруса. Лотте была сшита «корзинка» из материала Kapok, не впитывающего воду и поэтому легко высыхающего. В сильный ветер и высокие волны она сидела на крыльях, потому что это было самое сухое место.

В полный штиль, когда при 30 градусах приходилось долго болтаться в ожидании ветра, я ставила над ее корзинкой маленький зонтик для детской коляски, так что Лотта была в тени.

Тележка для слипа

Я хожу под парусом только «в один конец». Не люблю возвращаться обратно. Но как доставить катамаран назад домой?

Отец построил олностью разборную алюминиевую тележку весом всего 17 кг. В сложенном виде ее можно даже перевозить самолетом! Привезя с собой тележку, можно вытащить лодку из воды и отвезти на паром, чтобы вернуться назад более быстрым способом.

Дневник похода

Первая неделя. Всякое начало нелегко

Любое путешествие начинается дома с упаковки снаряжения. В этом отношении мое плавание было подобно любому другому плаванию на яхте, но для моего катамарана надо было гораздо тщательнее обдумать, что я все-таки смогу оставить дома. Надо было добиться минимального веса.

Лодка была разобрана и привезена в Словению, в кемпинг недалеко от Анкарана. Машина и прицеп должны были остаться здесь на следующие восемь недель. День ушел на сборку и вооружение катамарана, еще два быстро пролетевших дня — на тренировочные выходы и проверку. Нужна была полная уверенность, что все в порядке и готово к работе. Теперь я была готова к старту.

Словения, выход в Анкаране.

12 июля я вышла в море, переполненная эмоциями. Это смело, пойти в такой маленькой лодке, без мотора! Как мечтала, идти под парусом все дальше и дальше, не возвращаясь на пляж. С кем придется встретиться в пути? Поможет ли кто-нибудь, если я столкнусь с трудностями? Так хочется увидеть дельфинов! Удастся ли одним переходом миновать Албанию? В конце концов, я не собираюсь управлять лодкой подряд 150 миль, весь день. Не знаю никого, кто ходил там раньше и мог бы мне что-то посоветовать. Где я смогу там причаливать?

Все эти вопросы вместе с восторгом, ожиданием и безудержным любопытством вертелись в моей голове. Я храбрилась, зная что как погода бывает то хорошей, то плохой, так и плавание не всегда будет идти гладко.
Но я наконец-то в море. От пляжа к пляжу, от порта к порту, от сюрприза к сюрпризу. Мечта становится явью!

Первым пунктом назначения был Триест, огромный порт. Я влетела в гавань со скоростью 8 узлов, там за волнорезом было тише. У меня не было радио, чтобы заявить о своем прибытии, как принято, так что надо было самой найти место, куда можно будет причалить. Какие-то громадины нависали то впереди то по корме, догоняя меня. Вокруг полно лодок. Минуты, пока я под парусом искала подходящее место, были довольно тревожными. Естественно, единственное свободное местечко нашлось в последнем углу гавани куда я заглянула. Тем не менее я была рада, что все шло хорошо, и расположилась на первую ночевку на моем спортивном катамаране.

Триест, первая ночевка.

Следующие нескольких дней я шла вниз вдоль побережья Истрии, останавливаясь в Новиграде, Фунтане и, наконец, на островах Бриюни. В этой части Истрии много кемпингов, марин и просто небольших заливов, в которых можно встать на стоянку. Я рассчитывала на попутный северо-запалный мистраль вдоль этих берегов. Но вместо этого пришлось справляться с встречным южным ветром, сирокко. Это означало лавировку против 4-5- балльного ветра с неприятной зыбью. Страховочный конец все время путался со шкотом… Дни и миля за милей проходили в борьбе со встречным ветром, приносившей лишь медленное продвижение.

Катамаран жаловался на каждой приходящей волне, совсем непохожей на приятные маленькие волны, с которыми он раньше имел дело по воскресеньям на водохранилище. Мое тело тоже болело, я старалась этого не замечать. Волнение моря тормозило лодку. Несмотря на приличный ветер, за один долгий переход ( 9 часов 28 минут) средняя скорость составила лишь 4,4 узла. И это на спортивном

катамаране! Болели недостаточно тренированные мышцы, да и вещи были уложены не совсем правильно. Я все еще осваивалась и привыкала работать с лодкой. Все это требовало концентрации и решимости.

Я не думала о таких испытаниях в самом начале пути. А тут еще одна напасть потребовала жертвы с моего психического и физического состояния. До 10 часов в день под парусом на солнце — я просто изжарилась. Все представленные на рынке рекомендованные марки солнцезащитных кремов получили в „тесте Катрин“ двойку. Стало ясно, что надо что-то придумать, чтобы сделать дальнейшее плавание хотя бы сносным. На скорости 10 узлов зонтик от солнца точно не подойдет, надо что-то изобрести.

В национальный парк Бриони я прибыла голодная и уставшая. Сначала из-за ветра, а когда он потом стих, пришлось даже плыть, буксируя за собой лодку. И тут оказалось, что пришвартоваться в порту или бухте для любого судна до 14,99 м длины стоит 165 евро в день! Мне показалось несправедливым, что я должна быть включена в эту категорию, поэтому я попыталась перейти к соседнему маленькому острову Котез. Лишь для того чтобы узнать что якорная стоянка в национальном парке запрещена. Ветер стих, и убраться куда-то еще не было никакой возможности. Спустя 5 минут после того, как я завершила непростой процесс постановки на якорь, появились охранники национального парка и предложили мне убраться:

— Вы должны уйти! Здесь стоянка не разрешена!

— Как я могу уйти? Нет ветра! У меня нет мотора!

Последовала долгая дискуссия, в результате которой мне позволили нелегально переночевать. Наконец-то я лежала в одиночестве и покое, окруженная стрекотом цикад и плеском воды. Блаженство.

Национальный парк Бриони. Наконец-то полный покой.

Следующий день был этапным: пересечение от Бриони на Сусак. 39 миль, в том числе 22 открытой воды. Все прошло идеально. Странное чувство испытываешь на такой маленькой лодке в открытом море. Вокруг ничего кроме воды, никакого укрытия. Я молилась, чтобы ветер не стих, оставив меня в беде! Лодка катилась по волнам, то поднимаясь, то опускаясь, беспечно следовала этому ритму природы. Радость переполняла меня, и тут послышались новые звуки: рядом прыгали и играли дельфины! Они сопровождали меня 20 минут. Это было так здорово, об этом я и мечтала.

Конечно, прежде всего надо признать, что условия в таком „круизе“ очень утомительны. Но неописуемое ощущение игры с ветром и волнами в 12 дюймах над водой смело все мои сомнения. Невозможно описать это чувство, когда земля скрывается из виду, а ты как бабочка танцуешь над волнами в крошечной лодке без особого оснащения, которую можно себе позволить на скромные средсва. Радость и любопытство каждое утро открывать для себя новые земли уносили прочь боль и усталость и помогали мне отсчитывать мили.

В Сусак я пришла в отличном настроении и встретила там приветливую пожилую пару. Меня накормили, напоили и пустили в душ. Они спросили, как я обхожусь в море. — Полощусь в морской воде, — ответила я, — и волосы тоже. Пресной воды потом не надо, и так хорошо. Главное просто быть в чистоте.

Из Сусака к Вису. Счастливое плавание с острова на остров.

Позади остался остров Иловик, где пришлось цепляться за буй, чтобы удержаться при невероятно сильном течении среди сотен больших яхт. После острова Ист путь лежал в архипелаг Корнати.

Теперь необходимое на лодке множество маневров проходило относительно гладко, они стали моей второй натурой. Например, постановка на якорь и снятие с него (которое иногда включало ныряние, чтобы вытащить застрявший якорь из камней), подход и отход к причальным буям под парусом. Мои маневры в гаванях под парусом, а то и вплавь, служили развлечением для загорающих туристов.

Любой план отдыха в Хорватии должен включать посещение Корнати. Странствие через этот лабиринт затонувшего хребта невероятно увлекательно. Вокруг пустынный лунный пейзаж, а внизу необычный и богатый подводный мир.

Гордо и расслабленно оглядываюсь назад. Я все сделала!

Проход между островами Катина и Корнат очень узок. Вход лежал точно „в глаз“ против ветра, и я прикидывала, как часто придется менять галсы, чтобы протиснуться через эту щель. Ничего не поделаешь, надо пройти! Меня обогнало пыхтящее судно, зафрахтованное туристами, направившееся прямо в проход.

— Полный вперед! — сказала я себе. Если бы только это было так просто! Я старалась использовать всю ширину канала, закладывая галсы от скалы к скале, но скатывалась назад и не могла выйти на ветер. Катамаран требует некоторого времени при повороте, чтобы в работу включилисьть оба корпуса. Да еще течение. Пройдя вдвое больше, я обнаружила что совсем не двигаюсь вперед. Вторая попытка. Теперь я смогла за галс продвинуться примерно на 8 метров — успех! Но проход такими темпами займет время. На противоположной стороне показалась моторная лодка, идущая прямо на меня.

„Эй! Привет! Разве вы не видите меня?“ — подумала я про себя и продолжала идти своим курсом. Но моторка не изменила курс и даже не уменьшила скорость, чтобы позволить мне пройти. В последний момент пришлось свернуть, и я тут же потеряла всю набранную высоту. Я была взбешена и оень устала от бесконечных галсов. Я боролась за каждый метр. Тут снова показалось встречное судно, двухмачтовая посудина шедшая под двигателем. С ее осадкой она уж точно не может изменить курс, подумала я… и уцепилась за скалу, чтобы пропустить судно, не скатившись опять под ветер.

Тем временем на террасе ресторана напротив собралась небольшая толпа и развлекалась, следя за моими успехами. Снова и снова проходящие лодки полностью игнорировали мое присутствие. — Эй! Это ПАРУСНАЯ ЛОДКА, у меня мотора нет! Я кричала, досадовала, а меня снова сносило назад. Спустя, казалось, целый век я дошла до ресторана и там заложила последний галс, направляясь в открытое море. Позади раздались аплодисменты, и мое настроение сразу поднялось.

Рядом с 50-футовой яхтой катамаран такой маленький.

Kleine Kombüse! Kochen mit Campinggeschirr von Treckingfutter

Курс на Врулье! Я подошла к большой чартерной яхте, которая устроила мне великолепный вечер. Кроме того, мне не пришлось платить за вход в Корнати, так как мой катамаран посчитали за тузик при этой 50-футовой яхте. Меня накормили чудесным ужином и спросили, как же я питаюсь на катамаране?

Ну, отвечала я, у меня есть маленькая кемпинговая горелка и когда все спокойной можно приготовить ходовой обед — развести концентраты горячей водой. В противном случае можно развести калорийный напиток холодной водой. Так что, хоть у меня и нет холодильника, раз есть вода голодной не останусь. Хотя, конечно, сейчас без холодного пивка скучно. Мои хозяева улыбались и качали головами.

Следующий день начался хорошо, а вот закончился ужасно утомительно. Подул попутный ветер, и я решила идти открытым морем. Без особой цели, просто для удовольствия. С руля позади срывался след пузырьков, я делала 6-7 узлов и восхищалась великолепным видом на скалы Корнати в совершенной красоте морской бирюзы. Это было как раз то зрелище, которое требовалось чтобы забыть про больную спину и ожоги. С попутным мистралем я взяла курс на Карпие, но к вечеру, как обычно в Хорватии, ветер стал слабеть. Когда я еще была в двух милях от берега, он скис совсем. Мне пришлось лезть в воду и буксировать лодку оставшееся расстояние до небольшой гавани. Мой единственный вариант для полного штиля, увы, более медленный чем гребля.

Если не считать солнечные ожоги, с погодой до сих пор везло. Штили или сильные ветра были бы неприятны, хоть и с ними можно справиться.

После короткой остановки в Вели Древник я пошла к Солте. Пока катамаран „боролся“, идя всего 0-2 узла, я себе устроила пляжный день. Солнце, прикрытое небольшими облачками, едва-едва дующий ветерок. Купалась и играла со своей собакой Лоттой. Все было совершенно расслабленным, когда тучи над материком начали темнеть. Я не особенно волновалась, но решила, что будет лучше подойти ближе г берегу. Взгляд на GPS сказал мне, что я где-то в 4 милях от Солты. Через час расстояние сократилась до 2,5 км, но тем временем небо из
невинно-белого стало пугающим, угольно-черным. Другие лодки вокруг меня начали запускать двигатели и делать ноги. Я осталась одна и начала подумывать, успею ли добраться до берега. До ближайшей гавани, Маслиницы, еще 6 миль — об этом не может быть и речи. Я решила высадиться на ближайший берег, прежде чем что-то начнется. Две мили, ветер совсем ослаб. Полторы мили. Над берегом сверкнули первые молнии. Еще немного, и ветер стих полностью.

Молнии вспыхивали все чаще, и я запаниковала. Осталась всего миля, Катрин, это не слишком много, успокаивала я себя. Прыгнула в воду и поплыла, но страх лишал сил. Немного погребла для разнообразия, потом снова вплавь. До берега метров 400, раздался первый удар грома, а ветра все нет. Я была уже совсем близко к берегу, поэтому решила что лучше убрать паруса. Осталось 200 метров, и тут началось. Хорошо хоть основная гроза бушевала над землей, а я оказалась на краю. Порадовалась, что паруса спущены. Ветер потащил прямо на скалы, пришлось спрыгнуть в воду. Я стояла между корпусами среди камней и изо всех сил удерживала лодку. Ветер свистел в ушах, пошли волны. Сойти с места было уже невозможно, волны разбили бы катамаран о скалы. Я могла только стоять, держать, дрожать и ждать когда погода успокоится.

Долго же пришлось стоять, только ночью стихло настолько что удалось отойти с этого места и стать на якорь. Я исцарапалась, так что пришлось пострадать.

Третья неделя — наконец-то отдых!

У причала на острове Вис.

Улочка на острове Вис.

Дальше мой путь шел через Вис, потом Корчулу и на юг к Полачу на Мильете. Там я встретила прекрасную семью, которая взяла надо мной шефство. Я очень нуждалась в пару дней отдыха, чтобы оправиться от полученного наказания, и как раз в это время меня встретили с невероятным гостеприимством. И я наслаждалась отдыхом и компанией.

— Катрин, что вы делаете, когда собаке надо в туалет? — спросили они меня.

— Ну, она долго гуляет по утрам, я обычно не отправляюсь до 11. Раньше в любом случае нет ветра, термики начинаются к полудню или около того. И обычно я иду у берега, так что она всегда может быстренько сплавать на сушу, так что это не проблема! “

С острова Млет в Черногорию. Катамаранная жизнь в действии!

Пейзаж вокруг меня изменился. Острова выросли, скалы стали круче и выше, и горные хребты больше. Или это меняется мое собственное видение? Не стоит рассуждать, это просто чудесно.

Прекрасный вечер — награда за усталость после тяжелого дня.

Собр на Млете прохожу ночью. Из гавани в Дубровнике меня прогнали, и я делаю короткую остановку в Цавтате, чтобы объявить о своем выезде из страны и починить разорванный грот. С Хорватией я попрощаюсь в Молунате.

«Которская бухта — последнее красивое место у вас по пути! Оставайтесь там столько сколько можете. Но будьте осторожны, плавание под парусом там очень опасно!» Не знаю, что имел в виду человек из Дубровника, который это сказал. Опасно? Надеюсь, нет…

Рядом с "мегаяхтами".

Влетев в Которскую бухту, я ожидала что ветер тут будет слабый. Я же в бухте, в конце концов! Но нет! Едва вошла, как получила такой порыв что чуть не перевернулась. И тут же мертвый штиль. Что происходит? Не успела полюбоваться на сказочные деревушки и горы, которые окружали залив словно альпийское озеро, как снова получила 5-балльную плюху, только с совершенно другой стороны. Шквалит!

Которская бухта

Которская бухта

Грот хлопал так и этак, куда больше, чем было мне по душе. И опять мертвая тишина. Для катамарана, который реагирует на малейшие изменения ветра, это не было весело. Пришлось дьявольски сосредоточиться и рулить в постоянном напряжении. То шквал с любой стороны, то штиль. Разве тут отдохнешь. Я заметила, что никто больше не идет под парусом, другие лодки шли под моторами. Это было очень грамотно, но у меня не было такой роскоши. Но и под парусом можно продвигаться, даже если это некомфортно. Я дошла до Доня Ластва, повернула назад и заночевала в Rose.

На следующий день облака снова выглядели странно, а ветер ослабел. Так, я снова не попадаю в гавань но не собираюсь повторять подвиги, — подумала я. огода меняется, полный ход к берегу! Солнце однако осталось и напоминало о себе болью обожженной кожи. Буря задержалась, и я успешно отбуксировала катамаран в безымянную „аварийную бухту“ с координатами N 42° 14,038, E 18° 54,209.

N42°14.038 - O18°54.209

Вы не боитесь ночью одна на лодке? — спросил меня как-то один человек в приморском кафе. Нисколько, ответила я. Моя собака не позволяет никому ступить на борт. Она защищает лодку, как свой дом. Люди оставляют меня в покое, и у меня тут свой собственный мир.

Но та ночь была ужасной. Шторм, которого я ждала, так и не состоялся, но в мою бухту заходила тяжелая зыбь. Якорный конец запутался вокруг скалы на дне и из-за постоянного дергания волнами веревка перетерлась. К счастью, я не спала, доставала нерегулярная болтанка лодки. Пришлось прыгать в воду среди ночи и тащить лодку на берег, а потом менять конец на новый и опять становиться на якорь. Попробуйте-ка проделать нечто подобное, просто свесив голову вниз!

Но меня больше не расстраивали такого рода происшествия. Это просто цена, которую вы платите за все то прекрасное, что приносит в жизнь путешествие.

В конце концов, вкус ледяного напитка, выпитого после 6 часов подъема на велосипеде в гору, весьма отличается от вкуса той же баночки, которую вы просто достали из холодильника!

Черногория, Бар.

Черногория, Бар.

Албания

Покинув Черногорию после остановки в Баре, я оказалась перед этапом, который все время считала главным препятствием на моем маршруте: переходом в 150 миль или около того вдоль побережья Албании.

Ни одной лодки, насколько хватет глаз. Я совершенно одна в открытом море. Ни отдыхающих, ни уютных „тайных“ бухт, ни туристов, ни обжитых островов где можно причалить. Кроме того, меня предупреждали о проблемах на берегу, особенно для женщины.

Ветер все усиливался и стал наконец чересчур сильным для одиночника. Без вопросов — пора было куда-нибудь укрыться, а единственныйм вариантом оказался пляж на Шенджине, полный албанцев. Я полетела к нему 10-узловым ходом. Люди сначала отступили, глядя на меня большими глазами.

— Привет! — поздоровалась я, хотя они и выглядели подозрительно. Но тут все дети на пляже бросились ко мне и начали бомбардировать вопросами на албанском языке! Волнение разрядило неловкое положение, люди начали осознавать, что я не означаю никакого вреда.

— Does anyone here speak English? — никакой реакции, кроме трясения головами. Потом подошла девушка, которая стала на вечер моей переводчицей. Публика восхищалась моим „Неопознанным парусным объектом“ и каждый старался к нему прикоснуться.

Кто-нибудь говорит по английски? Никакого эффекта.

Я дала детям много времени, чтобы изучить все детали. Меня поразило то, как они прикасались к лодке, выражение на лицах: словно они не катамаран, а горячую печь. Тут мое волнение исчезло, среди этих любопытных людей я уже не чувствовала беспокойства или страха. Они дали мне еду и питье, и мы провели прекрасный вечер. Тольков 3 часа ночи я рухнула в постель. Спать! Но вскоре раздался стук.

Одна, ночью, в Албании. Я снова испугалась — кто бы это мог быть? С собакой под мышкой и газовым баллончиком в другой руке я выглянула из палатки. Трое албанских полицейских.

Я осторожно спросила, не говорят ли они по английски? — Нет английски!

Один из них зажег факел, другой прогулялся по моему багажу, а третий инспектировал мою палатку. Они переговаривались по-албански, я не понимала ни единого слова. Потом они ушли так же внезапно, как появились.

Что за дела, подумала я. Кажется, они не вернутся, пойду-ка обратно в постель.

Но через час застучали снова. Их стало больше, и появился переводчик. Я начала волноваться. Что они хотят?

— Где ваше судно?

— Вот, это моя лодка.

— Нет, я имею в виду большое судно, матку-лодку!

— Нет матки-лодки, только я одна.

— Не может быть, откуда вы пришли?

Наверное, они решили что я была беженцем откуда-нибудь.

— Я турист. Сказать это шестерым албанским полицейским в 4 утра… даже для меня звучало несколько смешно.

Они предложили помочь! Спросили меня, не нужны ли продуктовы или питье, и даже пригласил меня на следующий день на кофе в Шенджин. Совершенно сюрреалистично, и, в конце концов, довольно забавно.

Мое плавание подходило к концу, я приближалась к пункту назначения. Мое хозяйство к этому времени понесло тот или иной ущерб. Кое-что я потеряла, но в основном „водонепроницаемое“ (ха!) оборудование было просто изношено. Корпуса пострадали мало, а вот грот был порван и временно склеен. Водонепроницаемые мешки оказалась проницаемые и многие мои вещи были постоянно мокрые. Я больше не могла закрыть вход в палатку, коррозия съела металл застежки. И многое, многое другое…

На Корфу

В порту Дуррес среди контейнеровозов.

Последний этап оказался самым трудным для парусного плавания. В порту Дуррес моя лодка оказалась единственной между огромных контейнеровозов. Очень сильный ветер и высокие волны предъявляли мне невообразимые требования. Я шла в Грецию на Корфу через пляж Влора, от полуострова Карабурун, где скалы сменились пляжами. Стоило только подумать: «как чудесный ветер», как он тут же скис. А волны от сильного ветера остались, и паруса постоянно хлопали.

Я терпеливо просидела два часа или около того, ничего не менялось. И вдруг заметила вытянувшиеся в моем направлении длинные темно-синие полосы. Ушло около двух секунд, чтобы подумать: «Внезапный восточный ветер? Бора!»

Первой реакцией было надеть перчатки и спасжилет. Но на жилет времени не хватило, шквал обрушился на меня всего через 10 секунд. Удерживать лодку на любом курсе более 15 секунд было невозможно. Я заметила в маленькой бухте светлую полоску. Пляж! Я должна как-то до него добраться. Мои мысли путались. Лавировать против боры к берегу? Ни за что не выйдет! Позади открытое море до Италии… Я была в панике, положение отчаянное и нет никакого запасного «плана Б». Словно пропали силы и решительность, чувство времени и пространства. Другой курс, другой шквал. Ветер меняется совершенно непредсказуемо, и как будто меня толкают, чтобы я увидела. Есть надежда: иногда ветер поволрачивает так, что позволяет приближаться к земле. Но свет в конце туннеля был не более чем проблеском, который снова исчез.

В голове крутится: «Пробуй еще раз! Не сдавайся! Держись! Держись! Держись, или получишь!» Не знаю, сколько это продолжалось. Невероятно, откуда берутся запасы энергии в таком отчаянном положении.

В конце концов мне повезло. После нескольких часов борьбы ветер повернул и я смогла войти в бухту.

После боры. N 40°12.975’ O 19°28.372’

Последние дни

Несколько дней я провела, переходя всего несколько миль от пляжа к пляжу на острове Корфу и наслаждаясь беззаботной жизни. Я лениво лежала на трамплине, позволяя телу отдохнуть.

Моя Nacra 5.0 прошла поход отлично. Не считая нескольких случайных вмятин в корпусах и паруса, который порвался больше от старости — лодка осталась в целости и готова к новым свершениям! Она была очень надежна, я действительно могла доверять ей, и она до самого конца ни разу не подвела меня.

Этот поход помог мне ощутить пределы сил, которые оказались намного больше, чем я когда-либо считала возможным. Даже тогда когда казалось гораздо проще сдаться, еще оставались большие, неиспользованные ресурсы. Я узнала так много о других людях, многие старались помочь мне. Я благодарна и смущена тем, как ласково ко мне относились. Иногда я так уставала, что просто падала на землю и не могла двигаться. Но чем больше я уставала к вечеру, тем больше энергии было на следующее утро для новых открытий.

Зависимость от ветра и погоды создавала неопределенности. Это означало, что я никогда не знала, где окажусь этим вечером. Весьма интересный и удовлетворяющий меня опыт состоит в том, что можно ставить себе конечную цель, не имея реального плана. Я училась упираться и стоять, но вместе с тем и принимать условия в которых оказывалась. Если ждешь ветра достаточно долго, он должен прийти…

Все эти мысли кружили в моей голове, когда я прибыла на Корфу. Слегка потрепанная, но в приподнятом настроении и немало возгордившаяся. Я видела фантастические бухты, испытала всякую погоду… ощутила слияние с бесконечностью мира, который дал мне возможность свободно дышать и дал неописуемое чувство внутреннего удовлетворения. Я научилась совмещать контроль над своим телом и спортивную выносливость. Я просто счастлива, что нашла ответ на вопрос: «Что там, за этим островом?»

В этом мире для меня всегда было место. Мне было разрешено занять свое место в системе, в которой мы живем, и мотор для этого не понадобился. Все не так сложно, как нам кажется, даже тогда, когда все становится неприятно. „Смысл не в том чтобы сетовать и ждать пока буря пройдет… а в том, чтобы учиться танцевать под дождем!“

В результате этого плавания мне придется менять все оборудование, и я остро нуждаюсь в финансовой помощи для этого. Спасибо за вашу поддержку!

Ставьте парус своей мечты!

Текст и фотографии © Катрин Саса

Жизнь подобна плаванию под парусом!
Иногда будет добрый ветер, а иногда буря, но важно продолжать идти.
Ставьте парус своей мечты, и неважно, какой ветер дует!

Желаю Вам доброго пути!

Лука

(Из Ilovik)

Подготовка публикации на русском языке – Григорий Шмерлинг

Несколько иллюстраций из Google Earth добавлены при переводе.

Advertisements